на главную хроника



Вики – княгиня Вера Оболенская

Вера ОболенскаяДочь бакинского вице-губернатора Аполлона Аполлоновича Макарова Вера родилась 11 июня 1911 года. В возрасте девяти лет - вынужденная эмиграция во Францию вместе с родителями. Семья поселилась в Париже. Окончив французскую среднюю школу, Вера, обладавшая особой внешней привлекательностью, феноменальной памятью и живым умом, стала работать манекенщицей, позже секретаршей.

В 26 лет вышла замуж за воспитанника Пажеского корпуса князя Николая Александровича Оболенского. Ее муж, сын бывшего градоначальника Санкт-Петербурга и дочери светлейшего князя Дадиани Мингрельского, имел определенный доход от приобретенной недвижимости на юге Франции и был одним из тех немногочисленных эмигрантов, о котором русские беженцы в разной «тональности» говорили, что он один из немногих русских, кто ездит в такси, не сидя за рулем.

Вскоре после оккупации Франции в 1940 году княгиня Вера Оболенская стала участницей подпольной организации, где ее знали под псевдонимом Вики. Возглавлял эту организацию Жак Артюис, успешный предприниматель, состоявший с тридцатых годов в одной из крайне правых группировок Франции. Свои взгляды он излагал в трактатах и писал о необходимости переустройства государства.

По его убеждению, представители индустриально-промышленного комплекса, как наиболее здоровый элемент, должны были играть руководящую роль в управлении государством. Жак Артюис и его единомышленники мечтали о создании Соединённых Штатов Европы и стремились к моральному возрождению страны. Были настроены против коммунистов и левых движений.

С гитлеровскими расовыми теориями Артюис, ветеран Первой мировой войны и капитан запаса, ознакомился еще до оккупации Франции. Несмотря на то, что политическая платформа его организации имела параллели с фашистскими идеями государственного устройства, с приходом к власти Гитлера Жак стал его непримиримым врагом. Оккупация и «идеалы» расового превосходства порожденных фюрером арийцев, как и прочие идеи национал – социализма, воззвали Жака Артюиса к борьбе.

Вера Оболенская работала в это время у него секретаршей, дружила с его женой и часто бывала в их доме. Она стала главным доверенным лицом Артюиса и ввела в эту подпольную группу русского эмигранта Кирилла Макинского, как и своего мужа.
По словам Макинского, «она не могла допустить мысли, что оккупация водворится надолго; для нее это был преходящий эпизод в истории; против оккупации необходимо было бороться и бороться тем более неукоснительно, чем борьба становилась труднее».

В конце 1940 года группа Артюиса объединилась с другой подпольной организацией сопротивления и образовавшийся альянс получил название Organisation Civile et Militaire - OСM ("Гражданская и военная организация").
Они наладили связь с представителями де Голля в Лондоне. ОСМ занималась разведывательной деятельностью, организовывала побеги за границу английских военнопленных, готовила резервистов для перехода к активным боевым действиям, добывала оружие.

Круг обязанностей Веры Оболенской был широким: встречи со связными и представителями других Vickyподпольных групп, установление контактов с советскими военнопленными, тайная переписка, копирование секретных документов, составление сводок и другое. Вики избрали генеральным секретарем ОСМ и присвоили воинское звание лейтенанта.

Через два года ОСМ стала самой крупной организацией Сопротивления, в ней числились тысячи участников. В конце 1942 года арестовали Жака Артюиса, и он погиб в концлагере.
Организацию возглавил полковник Альфред Туни, Вики стала его правой рукой. Помощницей Веры Оболенской по перепечатыванию и переправке секретных сведений была ее подруга Софья Владимировна Носович.

В октябре 1943 года был арестован один из главных руководителей ОСМ Ролан Фаржон. В его кармане нашли квитанцию оплаченного им телефонного счета с адресом его конспиративной квартиры.

Во время обыска было обнаружено не только оружие, но и адреса тайных почтовых ящиков в разных городах, имена участников организации и их конспиративные клички. Гестапо, по известным им соображениям, провело аресты в разных городах, но в Париже пока никого не трогало.

В скором времени один из заключенных членов подпольной организации «сломался» и согласился выйти на явку со связным ОСМ Дювалем, которого захватили во время этой встречи. В кармане Дюваля оказалась записная книжка с адресами, в том числе и Софьи Носович.

Вечером у Оболенских ужинал Кирилл Макинский: «Встав из-за стола, я пошел помогать ей мыть посуду. Передавая мне полотенце, Вики шепнула: „Знаешь, дело дрянь, кругом всех арестовывают“. Я спросил: „Что ты собираешься делать?“. Она посмотрела на меня взглядом, который я никогда не забуду, и пожала плечами».

Вики арестовали 17 декабря 1943 года. В этот день она направилась к Софье Носович, чтобы убедить ее покинуть свою мансарду и «раствориться». Раздался стук в дверь. Софья отворила ее и оказалась перед дулом пистолета. Женщин сковали общей парой наручников. Одновременно был схвачен еще один член ОСМ Мишель Пасто, подымавшийся в это время по ступенькам к Софье Носович.  

Об аресте жены Николай Оболенский узнал от знакомой русской женщины, проживавшей в этом доме. Проходя мимо нее, Вики подняла их скованные с Софьей руки и пропела: «Сегодня нитью тонкою связала нас судьба...».

Арестантов в разных машинах отвезли в парижский особняк, служивший тайным местом «проверки». Здесь им устроили очную ставку. Обе женщины категорически отрицали принадлежность Пасто к ОСМ. Визит его к Софье они объясняли сугубо личными отношениями. Ночью Мишелю Пасто удалось бежать.

Софью Носович пытали и на глазах у Вики избили. От ударов по голове она оглохла на всю жизнь. Веру Оболенскую и Софью Носович отправили в тюрьму Френ. В эту же тюрьму доставили и арестованного князя Николая Оболенского.

Вики «выгораживала» своего супруга, как могла, говоря, что он не имел к организации никакого отношения, так как они уже длительное время, как «разошлись». За недостатком улик князя освободили.  

Женщин перевезли в тюрьму города Аррас, где в заключении уже находилось большинство руководства ОСМ. Изнемогая от постоянных допросов, давления и неопровержимых улик, Вика Оболенская избрала особый вид защиты – отказалась давать какую-либо информацию.

По этой причине гестаповские следователи прозвали ее "Princessin - ich weiss nicht" ("Княгиня – ничего не знаю"). На попытки психологического воздействия на нее как представителя антибольшевистской эмиграции Вики ответила, что Гитлер не только против большевизма, он преследует цель окончательно ликвидировать Россию и славян. «Как христианка, - заявила княгиня, - я никоим образом не разделяю идею превосходства арийской расы».

Вновь был арестован Николай Оболенский, его отправили в концлагерь Бухенвальд. Здесь же находился и Кирилл Макинский, их освободили американцы в апреле 1945 года.
Веру Оболенскую и Софью Носович приговорили к смертной казни и перевезли в берлинскую тюрьму Плетцензее. В этой же тюрьме была в заключении член ОСМ Жаклин Рамей, которая после освобождения поведала о последних неделях жизни Вики.

4 августа 1944 года, около часа дня, Вики неожиданно вызвали с прогулки в дворике тюрьмы и два надзирателя ввели ее со связанными руками за спиной в «комнату смерти». Палачу по имени Реттгер понадобилось не более 18 секунд для приведения в действие гильотины. За исполнение «работы» ему причиталось 80 рейхсмарок, сподручным – по восемь папирос.

Тело Вики, как и других казненных в этот день, было доставлено в театр анатомии (Theatrum Anatomicum). Свое название здание получило еще в 18 веке (примером постройки послужил более древний театр анатомии университета Падуи). Это был большой округлый зал, в котором студентам читали лекции и проводили анатомические занятия.

Советские войска освободили тюрьму Плетцензее 25 апреля 1945 года. Во время нацистского режима здесь лишили жизни почти три тысячи человек, последних узников казнили 15 апреля.
София Носович, Жаклин Рамей, Кирилл Макинский и Николай Оболенский дожили до дня освобождения. Они возвратились в Париж и все время пребывали в надежде, что Вики уцелела, они ждали ее.

Николай Оболенский получил от ответственных органов власти оккупационной британской зоны Берлина официальное сообщение, что Вики нет в живых.
5 декабря 1946 года князь написал Мишелю Пасто: «Считаю своим долгом известить Вас о том, что я получил официальное уведомление о ее смерти. Моя бедная жена была расстреляна 4 августа 1944 года в тюрьме Плётцензее в предместье Берлина в возрасте 33 лет».

Пасто отправился в Берлин. Он посетил тюрьму Плетцензее, в которой проходили казни «особо опасных преступников» нацистского режима через повешенье или на гильотине. Помещение с двумя сводчатыми окнами, вдоль стены – шесть крюков, на которые одновременно вешали осужденных. По центру помещения гильотина, металлическая корзина, в которую падала голова, и дыра в полу для стека крови. Мишелю Пасто тюремная администрация сообщила, что Вики казнили на гильотине.

В специальном приказе от 6 мая 1946 года фельдмаршал Б. Монтгомери написал:
«Этим своим приказом хочу запечатлеть моё восхищение перед заслугами Веры Оболенской, которая в качестве добровольца Объединённых Наций отдала свою жизнь, дабы Европа снова могла быть свободной».

На памятнике жертвам войны в Нормандии установили мемориальную доску с ее именем. Заслуги Вики с некоторой «корректировкой» оценили и в СССР. Ее имя включили в список «группы соотечественников, проживавших во время Великой Отечественной войны за границей и активно боровшихся против гитлеровской Германии». Указом Президиум Верховного Совета СССР наградил ее посмертно в 1965 году орденом Отечественной войны I степени.

Французское правительство удостоило Веру Оболенскую высших наград страны: Военного креста, медали Сопротивления и ордена кавалера Почётного легиона с пальмовой ветвью.  
Вики – княгиня Оболенская – непримиримо относилась к коммунистическому строю, но в ней пылала русская душа и неподдельная любовь к родной земле, как к матери, которой насильно лишили. Она была человеком двух культур - французской и русской - и любила Францию не менее России. С честью и благородством княгиня Оболенская исполнила долг любящей дочери и патриота – она защитила страну, некогда протянувшую ей руку спасения.

Надгробие

Из воспоминаний Людмилы Оболенской-Фламм:

«О Вики я впервые услышала спустя десять лет после её казни, когда вышла замуж за племянника её мужа Валерьяна Александровича Оболенского, журналиста, работавшего сперва на Би-би-си, а потом занимавшего одну из руководящих должностей на радиостанции "Свобода".
Вскоре после свадьбы мы поехали из Мюнхена, где тогда жили к бабушке Саломии Николаевне и дяде Нике Оболенским, обосновавшимся после войны в парижском пригороде Аньер. Жили они в небольшой квартире на седьмом этаже без лифта, куда Оболенский взбирался громыхая об ступеньки ортопедическим сапогом, а мать его, которой было тогда за семьдесят, легко взлетала с полными авоськами и кричала мне с верхней площадки: "ма шер, не торопись..." Квартира была заставлена семейными фотографиями, а в Никиной комнате царила Вики: Вики в бальном платье начала 30-х годов, Вики в подвенечной фате, Вики и Ника обнявшись на балконе…
Сам Николай Оболенский также, вслед за Военным крестом и медалью Сопротивления, удостоился Ордена Почётного Легиона в знак признания "выполнения им неоднократных и опасных поручений в ходе подпольной борьбы с противником" и за его "служение делу свободы". Брат его, Александр, за проявленное мужество в рядах французской армии был награждён Военным крестом и двумя боевыми свидетельствами.
…Ко времени моего знакомства с мужем Вики, Николаем Оболенским, он уже знал, что его жена была казнена отсечением головы… Но тем не менее с Ники говорить о Викиной казни мы избегали. Возможно, это было напрасным проявлением тактичности с нашей стороны; мы не знали тогда, что он не отворачивался от случившегося, не старался забыть всё пережитое ими во время войны, а принял трагедию её гибели и невозместимость потери с христианским смирением... После Вики у Николая не было других увлечений, он оставался вдовцом, но круг его знакомых был по-прежнему широким. Чаще всего он встречался с другими уцелевшими членами Гражданской и Военной Организации (O.C.M.), хорошо знавших Вики…
В 50-х годах он при своих скромных средствах, выпустил за собственный счёт небольшую книжечку на французском языке "Вики-1911-1944- Воспоминания и Свидетельства". В неё вошли выдержки из мемуаров уцелевших руководителей и членов "О.С. М." и текст речей, произнесённых при освящении памятника, ей установленного среди могил русских участников Сопротивления на кладбище Сент-Женевьв де Буа. Сборником заинтересовались французские и советские кинематографисты, изъявившие желание поставить о Вики фильм. Оболенский, однако, категорически этому воспротивился, опасаясь не только того, что фильм может опошлить её образ, но и идеологических искажений, появившихся о Вики в советской печати, где её политическим убеждениям придавался "совпатриотический" душок. Так, например, в статье напечатанной в 1964 году в "Огоньке", говорится о её "мечте вернуться на родину", которой она якобы поделилась в тюрьме на Барним-штрассе со своей сокамерницей, русской женщиной-врачом, вскоре тоже казнённой. А между тем из воспоминаний Жаклин Рамей нам известно, что сокамерницей Вики была одна немка из Голландии. Оболенский возмущался: "При всём том, что СССР во время войны был союзником Запада, - говорил он, - Вики никогда не хотела возвращаться в Советский Союз. Никогда!"…
В декабре 1961 года в Париже умерла княгиня Саломия Николаевна, мать Николая Оболенского. Похоронив её, Оболенский стал готовиться к священству. Оказывается, решение стать священником он принял давно - вскоре после того, как узнал о гибели Вики...
Сначала Николай Оболенский был посвящён епископом Мефодием в сан дьякона, потом около года провёл почти в полном уединении, занимаясь изучением богословия и готовясь к рукоположению… Со временем мы убедились, с какой полной отдачей этот общительный и по природе запальчивый человек ("кавказская кровь", шутил племянник) посвятил себя пастырской деятельности. Откуда только брались силы и энергия! Очень скоро о. Николай сделался настоятелем Собора на улице Дарю…
30 ноября 1978 года отец Николай потерял старого друга и соратницу по Сопротивлению - Софью Носович.
…Когда хоронили Софью Носович, отец Николай Оболенский был уже тяжело болен раком. Скончался он в сане митрофорного протоиерея 5 июля 1979 года.
Если Викино обезглавленное тело пропало бесследно, то отца Николая торжественно провожал чуть ли не весь русский Париж, начиная с Великого князя Владимира Кирилловича. Провожали его на кладбище Сент-Женевьев де Буа и его товарищи по борьбе».

 





ИППО Иерусалим ©.2005-2012

Все статьи и фотографии со знаком ©. являются собственностью сайта ippo-jerusalem.info и охраняются законом об авторском праве.
Нарушение ограничений, накладываемых им на воспроизведение всего сайта или любой его части, включая оформление, преследуется в судебном порядке.
Использование материалов сайта без согласования с владельцем или без указания источника информации запрещено.